Базы адресно-маршрутной информации

Базы адресно-маршрутной информации

Интернет, выросший из образовательных учреждений, давно стал на ноги и коммерциализировался. За все время развития интернет-инфраструктура доказала успешность модели саморегулирования профессиональными объединениями и рыночными механизмами. Точно так же до 2012 года интернет успешно развивался и в России без государственного вмешательства и нормативного регулирования. С 2012 года в Российских правовых нормах появились попытки зарегулировать Сеть и вмешательство госструктур в управление инфраструктурой. Предыдущие законопроекты о “национальном сегменте” были жестко раскритикованы профессиональным сообществом и юристами, но вернулись в виде нового законопроекта о “суверенном интернете”.

В законопроекте “Клишаса-Боковой” про “суверенный интернет” есть пункт про то, что “устойчивость инфраструктуры интернета может обеспечить только государство”. В этой небольшой статье мы хотели бы показать, что вся инфраструктура маршрутизации и взаимодействия операторов глобальной сети Интернет с даты основания не пользовалась никакой поддержкой ни одного государства. И при этом Интернет прекрасно существовал и развивался (а про доменные имена и новеллы Клишаса-Боковой мы напишем другую статью).

Стандартные протоколы обеспечивающие функционирование сети Интернет разрабатывались для работы без централизованной «базы данных» специально  для исключения наличия критического элемента.

Но, для удобства взаимодействия людей и бизнесов с чисто технической инфраструктурой со временем возникли справочные базы, которые можно разделить на 3 категории:

  1. Принадлежности адресной информации —  кому принадлежат IP-адреса.
  2. Описания маршрутной информации, где операторы раскрывают бизнес-логику связности с другими операторами.
  3. Наблюдения за маршрутной информацией.

Таких баз существует несколько различных, и  ведутся некоммерческими организациями и разрабатываются в соответствиями с запросами технического сообщества.

Изначально адресная информация не была базой данных, а просто записывалась в бумажном блокноте или рисовалась на флип-чартах. А интернет (на тот момент состоявший в основном из образовательных учреждений) прекрасно функционировал.Со временем блокнот Джона Постела эволюционировал в Региональные Интернет Регистратуры (RIR).

Флип-чарт Джона Постела
Флип-чарт Джона Постела

В каждом регионе правила распределения и регистрации адресной информации чуть своя, но они в целом гармонизированы. Основная цель обеспечить справедливое распределение имеющихся в данный момент ресурсов, корректный учет. Публичный интерфейс — whois.

Например, база данных RIPE: https://apps.db.ripe.net/db-web-ui/#/query

На территории бывшего СНГ уже была попытка создать национальные регистратуры с сильной зависимостью от государства, однако она была резко отрицательно воспринята индустрией и не удалась.

Для «национальных» регистратур есть один «успешный» пример — Китай. Однако, этот «успех» можно связать с монополизацией рынка телекоммуникаций в стране, и повторять этот опыт в условиях свободного рынка в России нецелесообразно.

Описания политик маршрутизации не предусмотрены протоколами, но могут быть полезны для описания бизнес-отношений. Поэтому с начала 90х года велись работы по созданию такого описания, в 1999 году оно стало стандартом (RPSL).

Основные базы информации о политиках маршрутизации:  RIPE NCC (как разработчик стандарта), и APNIC, как РИРы, RADB (поддерживается консорциумом Мичиганских университетов, исторически обеспечивавшим функционирование предтечи Интернет — NSFNET), PeeringDB —  публичное НКО.

В отличие от адресных баз, нет жесткого разделения по регионам, любая из баз может быть использована для описания политики, хотя в европейском регионе использование этой базы в части привязки «IP адреса-Автономные Системы» практически обязательно. А вот PeeringDB используется в основном интернет-эксченджами, что очень актуально для американских компаний, поскольку в их регионе в политику выделения ресурсов не входит регистрация и маршрутной политики. Также эти базы используются для описания бизнес политики взаимодействия операторов. Однако это не обязательно — ровно то же самое может быть написано в договоре, наличие независимого от операторов источника подобной информации помогает ускорять ряд процессов. Например, база данных PeeringDB: https://www.peeringdb.com/

Третья группа баз — роутколлекторы (route collectors), собирающие информацию о состоянии маршрутных протоколов с некоторых маршрутизаторов тех операторов, которые готовы эту информацию предоставлять. Эта информация используется в основном для поиска и устранения проблем маршрутизации, может применяться при планировании организации взаимодействия операторов, разрешения конфликтных ситуаций. Или для проведения исследований Интернета. Эти базы помимо НКО (RIPE NCC, PacketClearingHouse), ведут и образовательные учреждения (университет Орегона) и коммерческие компании (BGPMon, ныне Cisco). Доступ к этим базам максимально открыт, учёные со всего мира используют эту информацию для проведения исследований.

Например, RIPE Routing Information Service: https://www.ripe.net/analyse/internet-measurements/routing-information-service-ris/ris-raw-data

В любой из разновидностей этих баз участие государства не требуется, они заточены на обслуживание индустрии и их основная ценность для индустрии как раз в том, что они доступны, управляются очевидными и опубликованными правилами, не оказывают регулирующего действия на бизнес. Исторически сложилось, что государства не играли роли в развитии инфраструктуры распределения адресов и маршрутизации.

Пример ICANN — подтверждает, США было предложено последить за корректностью и гарантировать работу глобального распределителя ресурсов. Неэффективность госконтроля этой деятельности доказана временем, что и привело к отказу от контроля со стороны США. Выдачу адресов (в пользование!) и ведение баз на региональном уровне осуществляют RIR.

Международный опыт показывает, что в тех случаях, когда государству требуется та или иная информация, взаимодействие с общественными организациями оказывается максимально эффективным. В США если у регулятора FCC возникают те или иные вопросы о функционировании интернет в стране, регулятор обращается к исследовательским общественным организациям, например базирующийся в Калифорнийском Университете Центр Прикладного Анализа Интернет Данных (CAIDA) проводит для регулятора оценку эффективности действия антимонопольных предписаний.

Отдельно стоит отметить европейскую НКО — RIPE NCC. Созданная в 1992 году как «секретариат технического сообщества» на территории Европы, СНГ и Ближнего востока она подхватила ведение «блокнота» с адресной информацией у сообщества волонтеров, работает по правилам (policy) устанавливаемых сообществом. Как отмечено выше, «база данных RIPE» содержит информацию всех трех типов, в отличие от баз других регистратур, поскольку RIPE NCC эффективно выполняет запросы индустрии обеспечивая своих членов и иных участников рынка необходимой информацией. Особо стоит подчеркнуть, что более 10% организаций-членов RIPE NCC это российские организации. Членами RIPE NCC помимо российских интернет-компаний являются, например, Центральный Банк Российской Федерации, Федеральная Служба Охраны РФ, ФГУПы, подчиненные Министерству цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Таким образом российская индустрия и государственные органы уже сейчас могут получать всю необходимую информацию, а также влиять на обеспечение бесперебойного функционирования российского сегмента интернет, как части глобального.

Поделиться в Telegram

3 Комментария

    1. Простите, что не смог Иран? Не могли бы вы представить ссылку на немоглость Ирана. Спасибо!
      По поводу ссылки на RIPE NCC, то там сказано дословно: «Мы получили письмо от UANI и ознакомились с ним. Сообщаем, что мы не нарушали никаких санкций, целуем в лобик». Ровно такой же ответ был на письмо о разделегировании всех АС в ДНР/ЛНР буквально недавно. Результат тот же.

    2. В плане «не смог» это не правда. Даже организации находящиеся под европейскими санкциями спокойно продолжили работу.
      Из самых свежих кейсов (про него стоит написать отдельно) — это запрос украинцев про ДНР/ЛНР и ответ на него:

      Запрос (можно не читать, ответ ниже самоценен):
      https://inau.ua/document/ref-no-203-dd-november-29-2018-ripe-ncc-about-disconnecting-donetsk-public-respublic-based
      Ответ:
      https://inau.ua/sites/default/files/file/1812/reg._no_314_december_18_2018.pdf

      Краткое содержание ответа:
      1) Нам в европе на санкции США наплевать.
      2) Европейские санкции монетарные, а членство в голландской организации — это не про деньги.

      И иранскими в предудущий заход было примерно также, я внимательно следил и плотно общался с руководством RIPE NCC на эту тему, понимая, что Российские организации могут быть следующими.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *